КВО Крупный План
киновидеообъединение
Версия для печати Домашняя страница Добавить в избранное Карта сайта Новости   Каталог фильмов   Каталог дисков   Статьи   Конкурсы   
Каталог Выбор по годам

1910-1919          1960-1969

1920-1929          1970-1979

1930-1939          1980-1989

1940-1949          1990-1999

1950-1959          2000-2009

2010-2015

Новости

08.07.2017

«К 65-летию К. Г. Шахназарова»

К юбилею одного из самых известных и любимых кинорежиссеров отечественного кино Карена Георгиевича Шахназарова, генерального директора киноконцерна «Мосфильм», объединение «Крупный план» выпустило коллекционное DVD-издание «Фильмы Карена Шахназарова».

В собрание вошли как знаменитые киноленты прошлых лет, так и недавний фильм «Анна Каренина. История Вронского», премьера которого состоялась в нынешнем году.

DVD-сборник содержит 12 фильмов (производство 1983 – 2017 гг.).

27.06.2017

«Анна Каренина» режиссера Карена Шахназарова

Телевизионный художественный фильм «Анна Каренина» (8 серий) и кинофильм «Анна Каренина. История Вронского» выпущены объединением «Крупный план» на дисках DVD.

07.04.2016

«К 80-летию Станислава Говорухина»

Некоммерческое коллекционное DVD-издание

15.07.2015

«Белорусский вокзал»

Фильм Андрея Смирнова на дисках Blu-ray 

15.07.2015

«Они сражались за Родину» (Фильмы 1 и 2)

Фильм Сергея Бондарчука на дисках Blu-ray 

подписаться на новости


Новости в формате RSS

Киноконцерн Мосфильм

Госфильмофонд РФ

ГОСТЕЛЕРАДИОФОНД

Музей кино

Аниматор

Интернет-магазин GoldDisk.Ru - Лицензионные фильмы на DVD и Blu-Ray

Регистрация

Логин

Пароль

запомнить меня

зарегистрироваться на сайте



Холмс и Ватсон - крупным планом

Киновидеообъединение «Крупный план» выпустило подарочное издание сериала о Шерлоке Холмсе с полной реставрацией изображения и звука. О том, что это означает для производителя и потребителя, в эксклюзивном интервью нашему журналу рассказал руководитель службы «Крупного плана» по производству программ в цифровых форматах Максим Алексеевич Серегин.

Киновидеообъединение «Крупный план» было основано 18 лет назад с целью сохранить и донести до зрителя созданное кинематографией и телевидением СССР и России. Все начиналось с выпуска советских фильмов на VHS, однако всерьез задумываться о тщательной реставрации изображения  и звука появился только с приходом DVD. Сам формат задавал новые стандарты качества, и работники «Крупного плана», энтузиасты с первоклассным техническим образованием, охотно откликнулись на вызов времени. А задачи перед ними стояли поистине грандиозные.

Ни для кого не секрет, что качество исходных материалов, хранящихся в наших архивах, оставляет желать лучшего. Это объясняется как множеством субъективных причин, так и серьезной объективной – все снимавшиеся в СССР художественные киноленты свозились в один-единственный архив Государственного фонда кинофильмов России, знаменитые Белые Столбы. Естественно, обеспечить десяткам тысяч бобин с кинопленкой идеальные условия хранения очень сложно. Нельзя остановить и работу времени: вопреки буквально героическим усилиям работников архива за десятки лет хранения разрушается как основа пленки, так и светочувствительный слой – высыхает и трескается эмульсия, блекнут цвета (забегая вперед, скажу, что восстановление цвета – сложнейшая задача, которую нам удалось решить буквально год назад и то не полностью). Даже негативы, являющиеся первоосновой фильма, во многих случаях имеют низкое качество. И группа наших специалистов из, простите за высокопарность, патриотических побуждений разработала – когда этим практически никто еще не занимался! – систему, которая позволила нам восстанавливать первоисточники. Надо заметить, что теории восстановления кинопленки нет: у нас было глобальное понимание задачи, но конкретные аспекты ее решения находились ощупью, методом проб и ошибок. Шла ежедневная кропотливая работа. Примерно семь лет назад технология была в общих чертах разработана и с тех пор непрерывно совершенствуется. В основе лежал принцип «не навреди». Главная задача была и остается – придать материалам первоначальный вид, не внося никакой отсебятины. Ведь после того, как фильм снят, смонтирован и озвучен, он начинает жить собственной жизнью. Вмешиваться в нее – грешить против истины. Впрочем, не буду скрывать: бывает, что перемены необходимы. Речь идет о киноляпах. Разумеется, никто не посягнет на грамматическую ошибку в эпиграфе к «Иронии судьбы» («искючительно» вместо «исключительно»), поскольку она вносит свою лепту в обаяние картины, но если, скажем, в кадр мультфильма попал забытый художником карандаш, мы это уберем. Ведь это – инородное тело, которого не должно быть в ткани произведения. Таких вещей достаточно много, и в кинофильмах тоже. В своем время Никита Михалков, после съемок «Сибирского цирюльника» (действие картины, если вы помните, разворачивается в XIX веке) обратился к нам с просьбой убрать группу автобусов, случайно оказавшихся на заднем плане одной из сцен. Физически переснять ее уже было невозможно.

В чем заключается наша технология? Фильм оцифровывается (впрочем, я не сторонник этого выражения, хотя оно верно отражает суть – картина закачивается в компьютер, где и осуществляется основная реставрация), но перед этим происходит огромная работа, которая никому не видна. Работа непосредственно с исходным материалом, с пленкой. А ее никакому компьютеру не поручишь – нужен опытный глаз. Ведь состояние исходника может быть очень разным: если это прокатная копия, огромное значение имеет ее износ, если негатив – упомянутые выше условия хранения. Процедуры восстановления не менялись годами, а может быть, десятилетиями; выработаны людьми, знающими свое дело досконально. Они производятся непосредственно в Госфильмофонде. Пленку замачивают, дабы напитать основу и сделать ее более пластичной, полируют, она проходит несколько этапов своей реставрационной жизни – ряд сложнейших физико-химических процессов, длящихся от трех дней до недели. Зачастую необходимо бывает ликвидировать механические повреждения – исправить перфорацию, обновить склейки и т. п. Далее с негатива (если речь идет о негативе, потому как мы работаем с другими исходниками – контратипом, промежуточным позитивом, т. н. «лавандой» или просто позитивом) мы печатаем копию в определенном световом и цветовом режиме. Чтобы подобрать его, делается несколько пробных роликов с разных участков в разных режимах и определяется оптимальный. Полученная таким образом копия поступает к нам. Мы обычно переводим ее с кинопленки в «архивный» видеоформат D5, в котором отсутствует компрессия. Но это не просто замена фотохимической картинки совокупностью электронных сигналов – одновременно идет второй, тоже очень сложный и, с моей точки зрения, наиболее важный этап восстановления, а именно цветокоррекция. Мы подходим к ней нестандартно. Цветокорректор голливудской студии (должность достаточно высоко оплачиваемая) работает, основываясь на формальных признаках – показаниях множества приборов. Метод быстрый, но к нашим условиям, увы, неприменимый. Режимы проявления нашей пленки зачастую нарушались, треть фильма могла быть снята на «Свему», треть на ORWO, еще треть – на Kodak, имеющие совершенно разные характеристики. Короче говоря, фильм необходимо привести к одному цветовому и яркостному знаменателю. В частности, при оцифровке фильма «Солярис» присутствовал оператор картины Вадим Иванович Юсов. Он объяснял цветокорректору, как должна выглядеть каждая сцена, какие цвета подразумевались и были заложены в тот или иной план. Какова же была реакция оператора, когда он увидел, что первые три части второй серии были отпечатаны нами со «Свемы», хотя он прекрасно помнил, что снял всю картину на Kodak! Оказалось, с оригинального негатива было сделано столько копий, что три части полностью износились. К счастью, был контратип на «Свеме», с которого отпечатали новый негатив, опять же на советской пленке. Представляете, что в этом случае могло произойти с цветом? В общем, работа, которая для американского фильма заняла бы пару дней, у нас длилась две недели. Разумеется, создатели фильма далеко не всегда могут присутствовать при оцифровке. Но в самых трудных случаях мы обращаемся к нашему лучшему цветокорректору Алексею Лебешеву, сыну покойного оператора Павла Тимофеевича Лебешева, человеку, которому мы полностью доверяем. Из пленок, которые мы получаем, он делает такую «конфетку», что режиссеры, увидев результат его трудов, только ахают.
После цветокоррекции (я называю ее вторым и, повторяю, важнейшим этапом реставрации) начинается последняя стадия работы над изображением – компьютерная. Фильм разделяется на файлы по 500 кадров в каждом, и целая бригада реставраторов-ретушеров начинает чистить их вручную. Тяжелая работа, за результаты которой приходится расплачиваться зрением. Разумеется, в последнее время появились средства ее автоматизации, но компьютер по-прежнему не в состоянии отличить пуговицу на пиджаке героя от царапины в углу кадра. Надо сказать, мы вообще не злоупотребляем компьютерными технологиями. Они опасны тем, что решая одни проблемы, создают другие. Главная – «омертвление» картинки (сродни тому, что делает с телевизионным изображением цифровая система шумоподавления). Пусть на картинке останется небольшой шумок, лишь бы она сохранила живость.

Одновременно идет работа над звуком. Здесь проблемы – те же самые, а иногда и более серьезные, чем с изображением. Магнитные фонограммы стареют быстрее пленки, дефектов там появляется значительно больше, и работать с ними бывает очень тяжело. Да и человеческий фактор имеет огромное значение. Приходится сталкиваться с потерей исходных материалов по музыке, по шумам и вариант сведения фоновых звуков с голосами актеров. Красноречивый пример – 10-частный фильм Владимира Наумова «Скверный анекдот», построенный, в немалой степени, на звукоряде, на музыке. Занимаясь восстановлением, мы обнаружили, что на последнюю часть нет отдельных фонограмм шумов и музыки, что поставило под удар работу над всей кинолентой. Сейчас наши люди сидят и выдумывают, как обойти возникшие препоны, чтобы сделать из имеющейся монофонической фонограммы нечто объемное, что можно закодировать в Dolby Digital. Еще одна, увы, довольно частая проблема связана с небрежной работой звукорежиссера. Случается, голоса на фонограмме подложены великолепно, а шумы рассинхронизированы. Для восстановления звука используются специальные компьютерные программы и отдельная студия. Ее работой мы довольны. Наш звукооператор Алексей Червяков подходит к делу очень добросовестно. Он не только прислушивается к исходной фонограмме, но и старается взять звук именно того предмета, который на экране. Например, если в кадре проехал 968-й «Запорожец», то Алексей никогда не возьмет звука 408-го «Москвича». Кстати сказать, по звуку самая тяжелая реставрация была в фильмах «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» (много звуков, записанных на площадке, перемежалось со студийными эффектами, имевшими совершенно иную тональную окраску) и «Экипаж» (Ту-134 взлетал с ревом «Боинга»). В фильме «Офицеры» Алексей в сцене с тачанкой подкладывал звук пулемета «Максим» определенной марки! Искал это «та-та-та» в фонотеках, ездил куда-то, консультировался… Конечно, у него бывает, опускаются руки. Иногда он звонит мне и говорит: «Знаешь, картина большого режиссера кажется объемной. Если же фильм проходной, картинка плоская и никакими ухищрениями не придашь ей трехмерности».
Но это не значит, что на каких-то фильмах мы позволяем себе схалтурить. Каждый релиз для нас – как собственный ребенок, которого невозможно не любить. Если говорить конкретно о «Холмсе и Ватсоне», то с ним ничего особенного не произошло. Трудности заключались в самом объеме работ. Чисто психологически людям легче, когда материал меняется. Если же изо дня в день в течение полугода ты видишь замечательных актеров: Ливанова, Соломина и Брондукова, это, при всем уважении к ним, начинает напрягать. Несмотря на это, работа спорилась. С исходными материалами мы начали работать еще в середине 2006 г. Их брали в Гостелерадиофонде, а это более современный архив, чем Госфильмофонд, да и объем хранения не такой большой. Но есть другие проблемы. «Холмс» - телефильм, а на них выделялся значительно меньший бюджет, что сказывалось и на качестве пленки (она была отечественного производства и не высшего сорта, поскольку лучшая пленка уходила военным). Отсюда высокий уровень шума и слабая цветопередача. Скажу честно: вышеупомянутому Алексею Лебешеву было очень сложно работать. Но он, будучи человеком из кинематографической среды и большим любителем этого фильма, выложился на все 100%. И реставраторы-ретушеры работали не вставая. Перекурить было некогда. Все прекрасно понимали – это шедевр. Оператор не забывал в кадре микрофон или осветительный прибор. Хочется сказать «рутина», но такая рутина дорогого стоит. Выполнить столь большой объем работ с такой любовью – настоящий трудовой подвиг.
Наконец восстановлены и звук, и картинка, мы собираем проект и выпускаем очередной DLD с нашим фирменным «дискоболом». Как видим, реставрация кинофильма – процесс долгий, многоуровневый. Надеюсь, теперь вы понимаете, почему наши DVD-релизы стоят дороже дисков с любыми западными фильмами?

Текст к публикации подготовила Татьяна Дуброва
Текст опубликован в журнале “Stereo & video”



Вернуться назад






 Дискобол — товарный знак объединения «Крупный план». Это своего рода знак качества, гарантия того, что в Ваших руках оказался видеопродукт высокой пробы, поскольку копия сделана с мастер-записи, прошедшей полный цикл реставрационных работ »»»

Рубрики Режиссёры

Сайт Close-up. ru - официальный сайт объединения «Крупный план»

Официальный товарный знак объединения «Крупный план» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 2 апреля 2002 г.)

Официальный товарный знак «Дискобол» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 28 июля 2003 г.)

119285, Москва, ул. Мосфильмовская, д. 1
Тел.: (499) 143-91-45, 143-97-61, факс: (495) 232-27-20

Контакты  Поиск по сайту     
Счетчик воды цена
Однофазные, трехфазные счетчики с пультом от производителей. Выбор моделей
ekstralab.ru
Щебень Истра
и Истринском районе в день обращения! с доставкой
stroycapital.net