КВО Крупный План
КВО Крупный План
киновидеообъединение
Версия для печати Домашняя страница Добавить в избранное Карта сайта Новости   Каталог фильмов   Каталог дисков   Статьи   Конкурсы   
Каталог Выбор по годам

1910-1919          1960-1969

1920-1929          1970-1979

1930-1939          1980-1989

1940-1949          1990-1999

1950-1959          2000-2009

2010-2015

Новости

27.04.2022

«Памяти Станислава Говорухина»

Объединение «Крупный план» выпустило коллекционное DVD-издание «Фильмы Станислава Говорухина», в котором представлены лучшие работы знаменитого кинорежиссера.
Десять художественных фильмов на 11 дисках:
«Вертикаль» (1967)
«Место встречи изменить нельзя» (1979) 2 диска
«Десять негритят» (1987)
«Ворошиловский стрелок» (1999)
«Благословите женщину» (2003)
«Не хлебом единым» (2005)
«Артистка» (2007)
«Пассажирка» (2008)
«…в стиле jazz» (2010)
«Конец прекрасной эпохи» (2015)

01.12.2021

Киноэпопея «Битва за Москву» на DVD

К 80-летию Битвы за Москву и 100-летию Юрия Озерова объединение «Крупный план» выпустило новое видеоиздание на DVD: киноэпопею «Битва за Москву».

23.11.2021

«Война и мир» на Blu-ray

Объединение «Крупный план» выпустило киноэпопею С. Ф. Бондарчука «Война и мир» на дисках Blu-ray. На отдельном DVD-диске – дополнительные материалы о фильме.

20.04.2020

«В бой идут одни "старики"». Цветной фильм

Объединение «Крупный план» выпустило на дисках Blu-ray цветную версию фильма режиссера Л. Быкова «В бой идут одни "старики"».

27.01.2020

«Новое коллекционное собрание фильмов режиссера К. Г. Шахназарова»

Объединение «Крупный план» выпустило коллекционное DVD-издание «Фильмы Карена Шахназарова», одного из самых любимых кинорежиссеров отечественного кино, авторитетного общественного деятеля, генерального директора киноконцерна «Мосфильм», народного артиста России Карена Георгиевича Шахназарова.
В собрание вошли как знаменитые киноленты прошлых лет, так и недавний фильм «Анна Каренина. История Вронского». DVD-сборник содержит 14 фильмов (1983 – 2017 гг.).

подписаться на новости


Новости в формате RSS

Киноконцерн Мосфильм

Госфильмофонд РФ

ГОСТЕЛЕРАДИОФОНД

Музей кино

Аниматор

Интернет-магазин GoldDisk.Ru - Лицензионные фильмы на DVD и Blu-Ray

Регистрация

Логин

Пароль

запомнить меня

зарегистрироваться на сайте



Fakeidlist - социальная сеть для покупки поддельных документов

Здесь, в https://www.reddit.com/r/FAKEIDLIST/, мы держим наших поставщиков по очень высоким стандартам. Если мы обнаружим мошенничество с "fake ID" или получим определенное количество законных отчетов о задержках доставки от клиентов, не получающих заказы, мы временно запретим продавца ID, пока все заказы не будут подтверждены как поставленные.

Король кинокомедии

Этот титул – не просто броский заголовок. Всенародно любимого актера Михаила Пуговкина действительно короновали в 1996 году, на Всероссийском кинофестивале в Адлере. Хотя даже это – лишь бледное отражение тех симпатий, которые питают зрители в нашей стране к этому замечательному артисту уже больше полувека.
Не так давно киновидеообъединением «Крупный план» после покадровой реставрации изображения и звука выпущена картина «Свадьба в Малиновке». Она завершила цикл, посвященный Пуговкину, в который вошли два пятидисковых бокса с фильмами с его участием. К сожалению, с прессой Михаил Иванович в последние годы почти не общается – годы берут свое. Поэтому здесь мы в форме интервью преподносим вам некоторые фрагменты из книги Пуговкина «Мне 80, но не в этом дело», которая вышла три года назад.

 
– Михаил Иванович, первый вопрос будет стандартным, но, зная Вашу необыкновенную судьбу, я предвижу очень интересный ответ на него - расскажите, пожалуйста, как Вы стали киноактером?

– Я родился и вырос в деревне Рамешки, на Ярославщине. С детства работал в поле, помогал старшим. Уже тогда меня все замечали за веселый нрав. Меня всегда приглашали плясать и петь на деревенских свадьбах, даже в соседние деревни. Мне часто говорили – «Минька, ты непременно станешь артистом». А если я напроказничал в доме, и мама хотела меня наказать, я делал такую гримасу, что она сразу начинала смеяться, на этом все наказание и кончалось.
В середине тридцатых моя семья переехала в Москву, и я, прибавив себе год, устроился работать учеником монтера на тормозной завод, а чуть позже записался в драматический кружок на Новослободской улице. И вот однажды, когда заболел исполнитель главной роли в спектакле по пьесе Островского «Свои люди – сочтемся», эту роль поручили мне. Я за одну ночь выучил не только свой текст, но и всю пьесу, и потом два года подряд играл эту роль. Однажды на спектакль пришел Федор Николаевич Каверин, и ему так понравилось мое исполнение, что он пригласил меня в профессиональный театр артистом вспомогательного состава. Правда, там платили 75 рублей в месяц, а на заводе я получал зарплату 450 рублей. В семье все были против, но моя тяга к сцене оказалась сильнее. Главная проблема, с которой я столкнулся тогда – это мой деревенский говор. Каверин сказал мне: «Хочешь быть артистом – поработай над речью». Я стал заниматься, целыми днями твердил разные скороговорки, и вскоре это дало свои плоды.
А в кино я попал в 1941 году, когда режиссер Григорий Львович Рошаль пригласил меня сниматься в фильме «Дело Артамоновых». Он тогда спросил меня: «Вы петь можете?» Я ответил: «Могу. – А плясать? – Могу. – А играть? – Могу!» Мне досталась роль купчика Степаши Барского, который в одной из сцен должен был выплясывать перед группой людей. Мне тогда еще не было и семнадцати лет.
Но не успели мы закончить картину, как началась война. Я снова подправил свой возраст и ушел добровольцем на фронт. Попал в стрелковый полк. По дороге нас разбомбили немецкие самолеты, из ста машин уцелело только две. Мне удалось выжить в этом аду, и вскоре мы, еще совсем юные мальчишки, приняли свой первый бой. Прошел год, и в августе 1942 года меня ранило в ногу, я попал в госпиталь. Началась гангрена, меня начали готовить к ампутации, но я стал умолять главврача: «Доктор, я артист, я не могу остаться без ноги!» Я так горячо просил его, что он пошел мне навстречу. И вот через какое-то время, после длительного лечения, я снова очутился в Москве.

– И как продолжилась Ваша кинокарьера после того, как Вы вернулись с фронта?

– Сначала о возвращении в кино я не думал. Поступил в Драматический театр, там в этот момент репетировали пьесу «Москвичка» на стихи Виктора Гусева. В ней главный герой, молодой парень, возвращается с фронта, и начинает ухаживать за девушкой. И когда на его роль взяли красивого артиста Литвинова, театральное начальство было недовольно – ведь юный фронтовик должен был иметь вид «человека из народа». Тут-то и вспомнили про меня, тем более, мне и играть-то почти не пришлось – ведь вернувшийся с фронта парень – это я и был. Как сказал тогда художественный руководитель театра Николай Горчаков: «Пуговкина и гримировать не надо». Эту пьесу смотрели солдаты, которые прямо из театра уходили на фронт, они сидели в шинелях, с автоматами…
И вот в 1943 году я снова попал в кино – мне дали небольшую роль в фильме «Кутузов». Это снова была роль солдата, который умирает на Бородинском поле. По сценарию рядом со мной сидел старик, которому я говорил: «Семен, отпиши матушке моей в деревню Липки, что под Рязанью, что сын ее, Федор Петров, положил свой живот за отечество». А картин в те годы выпускали не так много, и большинство из них отсматривал лично Сталин. И вот, как рассказывал мне позднее режиссер ленты Владимир Петров, «вождь народов» после просмотра сказал, что эта моя сцена слишком трогательная, и что народу это сейчас не нужно. В результате сцену обрезали, оставили от нее совсем маленький фрагмент. Мне было очень обидно.
А на съемках фильма «Свадьба» в том же 43-м году у меня прямо во время исполнения танца пошла кровь из раны. Пришлось остановить съемку, мне сделали перевязку, и я продолжил танцевать, несмотря на боль. Очень был азартен в молодости!
Потом я учился в школе-студии при МХАТе, которую организовали по завещанию Немировича-Данченко, потом был отчислен за то, что не сдал экзамен по марксизму, потом снова попал на фронт в танковый полк, где руководил самодеятельностью… После войны много играл в театрах, изредка исполняя эпизодические роли в кино, среди которых – небольшая роль в легендарном фильме «Кубанские казаки» Ивана Пырьева. Он относился к съемочному процессу очень серьезно – так, всех артистов в приказном порядке посадили на лошадей и сказали осваивать верховую езду. Несмотря на то, что в кадре я на лошади не появлялся, я участвовал в подготовке наравне со всеми, что мне позднее очень пригодилось, когда я снимался в фильме «Варвара-краса, длинная коса» у Александра Роу.
– Михаил Иванович, несмотря на то, что Вы сыграли множество самых разных ролей, зрители помнят и любят Вас в первую очередь как героя киносказок. Пожалуйста, расскажите о работе с нашим прекрасным сказочником, Александром Артуровичем Роу.
– Впервые он пригласил меня сниматься в 1969 году, на роль царя в фильме «Огонь, вода и медные трубы». После завершения работы над картиной Александр Артурович сказал мне: «Миша, как жаль, что мы так поздно встретились, познакомься мы раньше - ты бы сыграл у меня очень много ролей». Он считал, что мне удалось создать очень цельный образ эдакого «потешного» царя, который так полюбился зрителям в моем исполнении. Хотя, когда я сыграл атамана разбойников в фильме «Золотые рога», Роу пошутил: «Михаил Иванович, у вас разбойники получаются лучше, чем цари. - Это потому, что с разбойниками я встречался, а с царями пока не доводилось» - ответил я. Вообще, работа с Александром Артуровичем запомнилась мне тем, что на съемках все делалось очень тщательно и старательно – ведь мы снимали для детей! Как говорил Станиславский, «играть в сказке нужно так же, как для взрослых, только еще лучше».

– Правда ли, что на роль в ленте «Свадьба в Малиновке», которая горячо любима зрителями, Вы попали почти случайно?

– Совершенно верно. Но что интересно – режиссер Андрей Тутышкин с самого начала хотел, чтобы в роли Яшки-артиллериста снялся именно я. Но, как это часто бывает, его ассистент по набору актеров хотела пристроить кого-то из своих, поэтому все время отвечала Тутышкину, что она, дескать, звонила Пуговкину, а его нет в Москве. Уже вот-вот должны были начаться съемки, и когда Андрей Петрович в очередной раз услышал такой ответ, он рассердился и сказал:
– Так, сейчас же наберите номер Пуговкина!
Я подошел к телефону.
– Михаил Иванович, а вы разве сейчас в Москве? - спросил режиссер.
– Да, - удивился я.
– А что, вы уезжали куда-то?
– Нет, никуда.
– Да что происходит! – рассвирепел Тутышкин. – Немедленно садитесь на поезд и приезжайте в Ленинград, будете играть роль Яшки-артиллериста.
Вот так я и попал в картину. Мой танец «В ту степь» ставила балетмейстер Галина Шеховская. Она работала в Театре оперетты, поставила очень много танцевальных номеров, а за четверть века до этого ставила танец в моей первой картине «Дело Артамоновых». На съемках фильма «Свадьба в Малиновке» мы с ней репетировали полтора месяца, так как она хотела добиться наилучшего результата. Но когда Тутышкин поехал на «Ленфильм» показывать отснятый материал, директор киностудии заартачился – он хотел, чтобы эту роль исполнял профессиональный танцор. Но Андрей Петрович категорически настаивал на своем, и все-таки добился того, чтобы в фильме была сцена с моим участием.
Когда ленту выпустили в прокат, она имела очень большой успех. В тот год наиболее популярными были две картины: «Свадьба в Малиновке» Андрея Тутышкина и «Кавказская пленница» Леонида Гайдая. Что интересно, когда я потом встретился в коридоре «Ленфильма» с директором студии, он очень хвалил мое исполнение танцевального номера, в то время как до выхода картины требовал снять ее. Вот такая начальственная непостоянность.

– Все помнят Ваши прекрасные роли в фильмах Леонида Гайдая, пожалуйста, расскажите о сотрудничестве с этим режиссером.

– Оно началось в 1964 году, когда Гайдай начинал работу над картиной «Операция Ы». Меня пригласили на «Мосфильм», и в кабинете Леонида Иовича я увидел на столе множество фотографий актеров, была среди них и моя. Гайдай предложил мне попробоваться на роль Верзилы в эпизоде «Напарник». Дело в том, что незадолго до этого я сыграл роль матерого бандита Сафрона Ложкина в ленте «Дело Пестрых». Может, поэтому режиссер решил, что я хорошо подхожу для такой роли. Я возражал, но Гайдай настаивал. Мне наложили грим, сделали пробы. Директором «Мосфильма» тогда был Иван Пырьев, он посмотрел эти пробы и сказал Гайдаю: «Леня, это же уголовник! А Верзила должен быть хамом, хулиганом, но добродушным, смешным». И тогда мне предложили роль прораба. Вообще, Гайдай с актерами общался очень своеобразно. Он говорил: «Михаил Иванович, я вам дам сценарий, а вы скажите, кого вы хотите играть». Я отвечал: «Нет, это вы режиссер, это вы должны мне сказать, какого персонажа вы во мне видите».
Кстати, то же самое произошло, когда Леонид Иович пригласил меня в фильм «Двенадцать стульев». Я тогда даже рассердился, сказал ему: «Снова вы со мной в игры играете! Скажите, в какой роли вы меня видите, а я скажу, согласен я или нет». Так мне досталась роль отца Федора. Перед началом съемок я советовался со своей мамой, глубоко верующей женщиной. Да и сам я всегда верил в Бога. Но мама успокоила меня, сказав: «Раз Бога фильм не касается, то играй спокойно». Кстати, знаменитую сцену на скале, куда забирается мой герой, снимали в Москве на «Мосфильме». Сначала сделали несколько дублей в Дарьяльском ущелье, но когда отснятый материал отправили в Москву, там сказали, что высоты как таковой в кадре не чувствуется. И тогда построили в студии фанерную скалу и сняли сцену заново. Но я к тому момент даже на фанерную скалу залезть не мог, так как сильно простудился на съемках сцены на морском берегу, где отец Федор рубит стулья топором.
А когда проводился набор актеров в фильм «Иван Васильевич меняет профессию», в котором мне предложили роль Якина, на художественном совете многие известные режиссеры возражали против моей кандидатуры. Но на мою защиту встал Григорий Чухрай – я с ним был знаком еще по фильму Михаила Ромма «Корабли штурмуют бастионы», где он работал ассистентом режиссера. Он был очень энергичным человеком, и перед съемками той или иной сцены все время предлагал актерам порепетировать. Но ведущие исполнители его игнорировали или просто посылали куда подальше, а когда он подошел ко мне, я ответил: «С удовольствием!», ведь я всегда любил репетировать.

– Михаил Иванович, то, что мы видим на экранах сейчас, разительно отличается от «золотой эры» советского кино. Что, на Ваш взгляд, ждет отечественный кинематограф в будущем?

– Сейчас на экране все больше появляется каких-то отвратительных, отталкивающих типов. Эти персонажи – отражение нашей действительности. Какая жизнь – такие и фильмы. Но я верю, что все встанет на свои места. Снова будут снимать добрые, светлые ленты, будут снимать кинокомедии не хуже чем у Гайдая…

– Да, очень хочется в это верить. Огромное спасибо за беседу, здоровья вам и счастья!

Текст подготовил Максим Депутатов




Вернуться назад






 Дискобол — товарный знак объединения «Крупный план». Это своего рода знак качества, гарантия того, что в Ваших руках оказался видеопродукт высокой пробы, поскольку копия сделана с мастер-записи, прошедшей полный цикл реставрационных работ »»»

Рубрики Режиссёры

Сайт Close-up. ru - официальный сайт объединения «Крупный план»

Официальный товарный знак объединения «Крупный план» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 2 апреля 2002 г.)

Официальный товарный знак «Дискобол» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 28 июля 2003 г.)

119285, Москва, ул. Мосфильмовская, д. 1
Тел.: (499) 143-91-45, 143-97-61, факс: (495) 232-27-20

Контакты  Поиск по сайту