КВО Крупный План
киновидеообъединение
Версия для печати Домашняя страница Добавить в избранное Карта сайта Новости   Каталог фильмов   Каталог дисков   Статьи   Конкурсы   
Каталог Выбор по годам

1910-1919          1960-1969

1920-1929          1970-1979

1930-1939          1980-1989

1940-1949          1990-1999

1950-1959          2000-2009

2010-2015

Новости

27.06.2017

«Анна Каренина» режиссера Карена Шахназарова

Телевизионный художественный фильм «Анна Каренина» (8 серий) и кинофильм «Анна Каренина. История Вронского» выпущены объединением «Крупный план» на дисках DVD.

07.04.2016

«К 80-летию Станислава Говорухина»

Некоммерческое коллекционное DVD-издание

15.07.2015

«Белорусский вокзал»

Фильм Андрея Смирнова на дисках Blu-ray 

15.07.2015

«Они сражались за Родину» (Фильмы 1 и 2)

Фильм Сергея Бондарчука на дисках Blu-ray 

01.06.2015

«Неизвестные фильмы о Великой Отечественной войне»

Некоммерческое коллекционное DVD-издание

подписаться на новости


Новости в формате RSS

Киноконцерн Мосфильм

Госфильмофонд РФ

ГОСТЕЛЕРАДИОФОНД

Музей кино

Аниматор

Интернет-магазин GoldDisk.Ru - Лицензионные фильмы на DVD и Blu-Ray

Регистрация

Логин

Пароль

запомнить меня

зарегистрироваться на сайте



Российской антипиратской организации - 10 лет

В ноябре текущего года Российская антипиратская организация отмечает свой первый юбилей. Американская киноассоциация и  несколько крупных отечественных организаций, включая «Крупный план», создали РАПО в 1997 году. На протяжении десяти лет ее сотрудники представляют интересы легальных производителей в вопросах защиты авторского права. Трижды за эти годы РАПО становилось призером MPA (Motion Pictures Assotiation) за заслуги в борьбе с незаконным тиражированием. Бессменный директор РАПО – Константин Земченков – рассказывает «Крупному плану» об успехах, проблемах и новых направлениях работы организации.

– Десять лет – подходящая дата для того, чтобы подвести некоторые итоги. О каких достижениях можно говорить, что было сделано за этот срок?

– Сделано немало. Если говорить о законодательстве, то очень многое сделано благодаря РАПО, с помощью нашего лоббирования. В том числе через посольство США, например, перед переговорами Буша с Путиным. Фактически законодательство совершенно готово к борьбе с пиратством. Но у нас не самое успешное правоприменение. Например, есть проблемы, которое РАПО решить только пытается – это коррупция. Мы сталкиваемся с совершенно бешеным ее уровнем в правоохранительных органах. И это самая большая проблема на данный момент.
Но, тем не менее, число рейдов на заводы растет, мы их проводим постоянно. Раньше вывезти кого-то на завод было почти невозможно, рейды заканчивались только изъятием продукции и остановкой линии на  некоторый срок, а сейчас уже есть первые дела. Например, год назад на тверском заводе «Медиа Системс» было изъято пять линий DVD, которые при максимальной нагрузке могут выпускать до миллиона дисков в месяц. Линии становятся все совершеннее и, к слову сказать, меньше по размерам.
Сразу после рейда в Твери была проведена экспресс-экспертиза. Директор завода, Владимир Дик, был арестован и уже год находится в следственном изоляторе, готовится к суду.
Впервые по нашему настоянию и по договоренности с милицией все оборудование завода было демонтировано и перевезено в Москву, на склад МВД. Впервые оборудование – пять линий DVD – изъято как орудие преступления. Раньше оно всегда оставалось на месте и продолжало работать дальше, а в этом случае линии изъяты и не работают уже более года. И, думаю, вряд ли будут работать снова. Кроме того, здесь впервые было применено новое положение законодательства. Как известно, 146 статья Уголовного кодекса теперь отнесена к альтернативным. Раньше возбуждать уголовное дело по ней могла только прокуратура. То есть, милиция проводит рейд, а прокуратура затем решает, будет ли уголовное дело. А теперь все структуры, где есть собственные следственные органы, допустим, следственное управление МВД, ФСБ, таможни, могут возбуждать уголовные дела. Прокуратура выступает как надзорный орган. В случае с тверским заводом мы впервые сотрудничали со следственным комитетом МВД России. Было заведено уголовное дело, выделен специальный следователь МВД по особо важным делам и именно он  принял решение демонтировать линии. Поэтому опасность того, что после рейда работа по производству пиратских дисков возобновится, исчезла. Это произошло впервые и это очень хорошо.
Но существуют и негативные моменты. Как всегда, остались в стороне владельцы завода. Они известны милиции, но… К сожалению, это очень типично: пока не был наказан ни один владелец. А заводов было остановлено очень много. Только в прошлом году с нашей помощью милиция провела несколько рейдов подряд, были лишены лицензий пять заводов. В их числе «Дата Медиа», «РОФФ»…

– А что изменилось в работе Антипиратской организации после ужесточения 146 статьи УК?

– Наказание по третьей части статьи теперь предусматривает до шести лет лишения свободы… Казалось бы, пять или шесть лет – разница небольшая, но на самом деле это не так. Третья часть – это когда изъято пиратской продукции более чем на двести пятьдесят тысяч рублей, это самая тяжкая часть. Раньше 146 статья была средней тяжести и все случаи попадали под амнистию. А у нас таких случаев – тысячи. Тяжкие статьи, напомню, под амнистию уже не попадают. Кроме того, немаловажный момент – у тяжких преступлений нет срока давности и теперь такие дела не закрываются. Таким образом, третья часть стала очень серьезной и отношение к ней совершенно иное, чем прежде. Количество дел по этой третьей части у нас значительно увеличилось. В прошлом году по заявлениям РАПО было возбуждено 960 дел. Причем все они дошли до суда и ни одного мы не проиграли. Только в Москве и Подмосковье наш юрист участвовал в 230 делах. Если же говорить о том, что еще не достигнуто, то скажу, что девяносто пять процентов приговоров по ним – условные.

– Вы считаете, что надо быть жестче?

– Да. Уже насчитывается несколько десятков случаев, когда люди получали реальные сроки. В качестве примера – прошлогодний суд в Ростове-на-Дону. Мать и сын организовали производство у себя на дому. У них были собственные киоски, поставлена продажа. По результатам рейдов в квартире, в палатках все было изъято, дело доведено до суда. Каждый получил по четыре с половиной года. Это очень серьезный срок, но если бы их судили сейчас, то он был бы гораздо больше. Кроме того, в связи с предстоящим вступлением в ВТО на Россию стали оказывать большое давление. Как бы ни говорили, что это не так – это связано напрямую! Мы просто это видим. В прошлом году РАПО получила более пяти тысяч запросов из милиции по поводу изъятия пиратской продукции. Мы как-то подсчитывали, что на каждого сотрудника приходится в месяц 30-35 запросов.
Возвращаясь к теме десятилетней работы РАПО, можно упомянуть о том, что на протяжении всех этих лет мы занимались обучением экспертов из экспертно-криминалистического центра МВД. С ними мы сотрудничаем постоянно. Совместно с IFPI проведено уже четыре семинара в Подмосковье. Собрали экспертов со всей России. Каждый раз приезжает примерно по 350-400 человек. Мы оплачиваем им дорогу, проживание, то есть для этого выделен специальный бюджет. Начинаем с элементарного: что такое DVD, какие линии, как работать… Даем базу данных, показываем, что такое экспертиза. Рассказываем, что должно быть на легальном диске: номер лицензии и так далее. Участникам семинаров сообщаются все признаки контрафактности.
Также мы ежемесячно отправляем по всей России сканированные обложки с подробными описаниями. Как найти РАПО, также известно. Поэтому нам уже не надо присутствовать везде физически. Где-то проходит рейд милиции, изъяты диски. Эксперт просто открывает базу данных РАПО, которую мы постоянно пополняем, и ищет нужное название. Нам присылают данные об обнаруженном контрафакте только для того, чтобы мы проверили, подготовили необходимый пакет документов. Из всех поступивших отбираются, конечно, только наши компании, члены РАПО. И уже затем на основании всего этого возбуждается уголовное дело. В прошлом году их было больше трех тысяч. А еще пять лет назад было только около двухсот дел.

Памятные подарки Константину Земченкову от директоров FACT (The Federation Against Copyright Theft, Великобритания) в офисе РАПО

– Как повлияет на работу РАПО четвертая часть Гражданского кодекса? Вы могли бы прокомментировать ту ситуацию, которая возникла после того, как только стало известно о новой части ГК? Как она изменит существующий порядок?

– Изначально, как и другие индустрии, мы были против принятия четвертой части Гражданского кодекса, потому что государство решило защитить правообладателей, не посоветовавшись с ними. Но, в отличие от других индустрий, мы поступили прагматично. И, в отличие от них, мы выиграли четвертую часть.
В администрации Президента решили сделать четвертую часть сами. А нас фактически поставили перед фактом: через две-три недели будет готово заключение, а вы пока посмотрите. Конечно, все были возмущены. До этого столько лет существовал закон об авторском праве! Как высказался по этому поводу Владимир Досталь: «Вы поймите, мы посадили в 93-м году дерево и его выращивали. Мы добавляли, меняли законы об авторском праве. Дерево росло, появлялись новые ветки, а теперь вы хотите его просто срубить. И вместо прежнего закона об авторском праве вы даете нам четвертую часть, которую мы только стали читать…». В ответ нам было предложено работать над четвертой частью, предоставлена возможность «сделать идеальный закон».
Был создан специальный совет по четвертой части ГК. Придя к выводу, что избежать изменений в законодательстве об авторских правах нельзя, мы использовали возможность участия в совете, чтобы активно отстаивать наши позиции. И, в отличие от других индустрий, которые в это время выступали в прессе против принятия новой части ГК, мы добились определенных результатов. Мы тщательно работали над поправками. Новый закон был рассмотрен фактически постатейно, но сферы, касающиеся, например, музыки или товарных знаков, нами затронуты не были.
Одной из проблем были общества по коллективному управлению правами, такие, например, как Межрегиональное авторское содружество. В старом законе об авторском праве записано, что в случае, если трудно найти автора и просить его разрешения на издание или продажу, то права могут давать подобные общества. Затем они собирают деньги, находят автора и возвращают их ему. Но это касается музыки, с кино – совсем по-другому. Так вот, теперь эта проблема исчезнет. Видимо, будет по одному такому обществу в каждой индустрии, с государственной лицензией. Скорее всего, лицензироваться они будут министерством культуры, то есть, вопрос этот будет решен.

– Другая проблема, которую Вы не раз упоминали в прошлых беседах – дорелизное пиратство и съемки в кинозалах с целью получения так называемых «экранок»…

– Это именно российская проблема. Но за последние одиннадцать месяцев не было ни одного случая – это результат нашей работы. Не стану раскрывать все секреты, но мы наладили систему охраны пленки. Российские компании пока не подтянулись, но компании MPA на всех пленках, которые расходятся по стране, ставят метки в определенных местах. Эта метка обнаруживается и тогда, когда фильм появляется в Интернете, и даже на «экранках». Компания-дистрибьютор, которая развозит копии по кинотеатрам, знает, куда направляется каждый принт. Поэтому мы всегда находим, из какого кинотеатра была утечка.
Раньше кинотеатры обвиняли наши компании в том, что копии делает курьер, заезжая по дороге в телекино, а сами они ни при чем. Чтобы этого не случалось, мы разработали так называемые «одноразовые мешки». На фильмобазе каждый набор рилов-бобин помещают в такой мешок и закрывают специальной одноразовой пломбой. Мешок невозможно вскрыть, не сломав пломбу с номером. Сотрудник кинотеатра проверяет, что мешок прибыл в целости и сохранности и подписывает акт. С этого момента кинотеатр отвечает за пленку. Кроме того, развозят пленки сами фильмобазы, курьеры кинотеатров этим больше не занимаются. Благодаря нам последний случай незаконного копирования был зафиксирован в ноябре прошлого года. Речь идет о фильме «Казино Рояль».
Зато этот случай вывел нас на большой завод в Санкт-Петербурге. Как известно, у РАПО есть специальная лаборатория, которая позволяет выявить изготовителя. Как бы пираты ни меняли молды, мы все равно определяем их происхождение. «Казино Рояль» произвели в Петербурге на заводе «Виктория», где мы обнаружили огромное количество пиратской продукции. Чуть позже был найден второй подпольный завод. Такого громадного производства мы еще не видели: если на «Виктории» было восемь DVD-линий, то на втором заводе – «Гамме» – их оказалось девять. «Гамма» не имела лицензии, это был типичный подпольный завод на оборонном предприятии. Ведя следствие дальше, мы нашли еще одну организацию, которая относилась с той же группе. Это предприятие-склад со стемперами, с которых печатают DVD. Всего около пятидесяти тысяч стемперов, в том числе с музыкой и компьютерными программами. И около тридцати тысяч фильмов. Представляете, какая коллекция? Это практически все мировое кино! Это беспрецедентная находка, нигде такого еще не было.
Уголовное дело возбуждено и мы планируем довести его до суда. Сейчас все документы по этому делу находятся в правоохранительных органах. Мы ведем экспертизу по поручению прокуратуры.

– Но ведь кроме заводов и кинотеатров существуют торговые точки, где продаются пиратские диски.

– На Горбушке сейчас нет дорелизных фильмов, вы их не найдете на прилавке. Окончательно РАПО договорилась с администрацией Горбушки около полугода назад. Как это работает? Мы даем списки фильмов наших компаний (членов РАПО), а каждая торговая точка обязана им следовать. За первое нарушение полагается штраф в размере десяти тысяч рублей, за второе – выгоняют. Ситуация меняется и прилавки уже не завалены, как раньше, пиратскими DVD с десятью-шестнадцатью фильмами. Эффект налицо: компании РАПО сразу начали получать больше денег.
Два года назад в России вышло двадцать четыре миллиона легальных дисков. В прошлом году – сорок шесть. В этом году только за полгода – сорок четыре миллиона. Мы ожидаем, что к концу года цифра составит до восьмидесяти миллионов. Как удалось этого добиться? Во-первых, все компании, кроме Диснея, перешли на так называемое «короткое окно», то есть сократили сроки выхода релизов. Теперь лицензионные DVD выходят максимум через месяц, а то и три недели после премьеры. «Фокс» благодаря такой тактике продал за две недели полмиллиона дисков. К концу года будет больше миллиона и это только один фильм. Во-вторых, снизили цены. Сейчас стоимость фильма у всех компаний MPA, как правило, около 150 рублей. «Крепкий орешек» продавался, я сам видел, за 137 рублей. И еще одна причина – стало меньше пиратов.

– Каковы планы РАПО на ближайшее будущее?

– Мы планируем запустить новую PR-программу, которая будет стимулировать потребителей покупать качественную лицензионную продукцию. Поскольку люди становятся обеспеченнее и считают себя более цивилизованными, то приобретать «пиратку» теперь просто стыдно и противно. Особенно если ты считаешь себя достойным покупать настоящие, а не ворованные фильмы. Очевидно, что мышление наших людей постепенно трансформируется и свою будущую PR-программу РАПО намерена построить именно на этих положительных изменениях российского общества.

Беседовала Елена Шатрар




Вернуться назад






 Дискобол — товарный знак объединения «Крупный план». Это своего рода знак качества, гарантия того, что в Ваших руках оказался видеопродукт высокой пробы, поскольку копия сделана с мастер-записи, прошедшей полный цикл реставрационных работ »»»

Рубрики Режиссёры

Сайт Close-up. ru - официальный сайт объединения «Крупный план»

Официальный товарный знак объединения «Крупный план» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 2 апреля 2002 г.)

Официальный товарный знак «Дискобол» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 28 июля 2003 г.)

119285, Москва, ул. Мосфильмовская, д. 1
Тел.: (499) 143-91-45, 143-97-61, факс: (495) 232-27-20

Контакты  Поиск по сайту