КВО Крупный План
киновидеообъединение
Версия для печати Домашняя страница Добавить в избранное Карта сайта Новости   Каталог фильмов   Каталог дисков   Статьи   Конкурсы   
Каталог Выбор по годам

1910-1919          1960-1969

1920-1929          1970-1979

1930-1939          1980-1989

1940-1949          1990-1999

1950-1959          2000-2009

2010-2015

Новости

27.06.2017

«Анна Каренина» режиссера Карена Шахназарова

Телевизионный художественный фильм «Анна Каренина» (8 серий) и кинофильм «Анна Каренина. История Вронского» выпущены объединением «Крупный план» на дисках DVD.

07.04.2016

«К 80-летию Станислава Говорухина»

Некоммерческое коллекционное DVD-издание

15.07.2015

«Белорусский вокзал»

Фильм Андрея Смирнова на дисках Blu-ray 

15.07.2015

«Они сражались за Родину» (Фильмы 1 и 2)

Фильм Сергея Бондарчука на дисках Blu-ray 

01.06.2015

«Неизвестные фильмы о Великой Отечественной войне»

Некоммерческое коллекционное DVD-издание

подписаться на новости


Новости в формате RSS

Киноконцерн Мосфильм

Госфильмофонд РФ

ГОСТЕЛЕРАДИОФОНД

Музей кино

Аниматор

Интернет-магазин GoldDisk.Ru - Лицензионные фильмы на DVD и Blu-Ray

Регистрация

Логин

Пароль

запомнить меня

зарегистрироваться на сайте



Реставрация старых фильмов: интервью «DVD Guide»

Зарубежное кино представлено на нашем рынке во всем его многообразии: существует огромный выбор продукции, выпускающих компаний, изданий, из которых зритель может выбирать для себя самые приемлемые варианты. Из компаний же, представляющих нашему зрителю отечественное кино, да еще в должном объеме и в великолепном качестве, выделяется среди прочих Киновидеообъединение «Крупный план». Мы представляем Вашему вниманию интервью руководителя DVD-подразделения «Крупного плана» Максима Серёгина журналу DVD Guide.

•••

Продукцию каких советских студий вы сейчас представляете в изданиях на DVD?

Наша компания, и это стоит подчеркнуть отдельно, всегда занималась выпуском только отечественного кино, и этой политике мы не намерены изменять и впредь. На рынке DVD мы являемся генеральным дистрибьютором продукции киноконцерна «Мосфильм», отношения с которым нами продолжаются около пятнадцати лет, и на сегодняшний день это стабильная и основательная дружба. Одних только картин из коллекции «Мосфильма» нам хватит для реставрации и выпуска еще на несколько лет, но с недавнего времени в нашу коллекцию входят также лучшие ленты «Ленфильма», некоторые картины студии Горького, довольно значительный объём продукции «Союзмультфильма», выпуск которой мы планируем расширить в ближайшее время. Недавно мы начали работать со Свердловской киностудией, и в скором времени нами будет выпущена картина «Безымянная звезда» производства этой студии.

Что же представляет из себя реставрация пленки для выпуска фильма на DVD?

В процесс реставрации, в тот окончательный результат, который видит зритель на своих экранах, вложено огромное количество труда. Сам процесс настолько сложен, многогранен, настолько многослоен, что двумя словами его и не охарактеризуешь. Всю реставрационную систему можно условно разделить на несколько этапов. Первый этап — это непосредственно поиск, отбор, оценка тех исходных материалов, которые в дальнейшем лягут в основу диска и печать позитивной копии. Расскажу лишь схематично о том, как это происходит. К моему огромному сожалению, отношение к исходным материалам у нас в стране язык не повернётся назвать достойным. Это относится и к производственным структурам кино, и к дальнейшему их хранению и использованию. Государственные архивы всегда были и остаются на государственном финансировании. По моему убеждению, оно недостаточно. Знаю это не понаслышке, так как сам заканчивал Историко-архивный институт, да и многие годы работы с Госфильмофондом России, Красногорским архивом кино– и фотодокументов и другими профильными архивами убеждают в этом. Отсюда и идут многие проблемы. Зачастую, благодаря лишь энтузиазму архивных работников, труд которых в нашей стране никогда не оценивался по достоинству, киноматериалы, без которых культурная жизнь России была бы просто немыслима, удалось сохранить. Сталкиваясь сейчас с наследием такого отношения к результатам творчества, мы понимаем, что начинать надо именно с исходных материалов, поэтому сам процесс их подбора для дальнейшего использования очень кропотлив. Наши сотрудники, курирующие эти вопросы, посещают архивы, отсматривают те или иные фрагменты, части, куски, отбирают все необходимое.

Как правило, мы используем в нашей работе материалы Госфильмофонда России. С негатива, с того самого первоисточника, хранящегося в Белых Столбах, мы печатаем копию. Но прежде чем ее напечатать, сам негатив подвергается реставрации. Это и есть начало восстановления фильма. Работники Госфильмофонда, люди с огромным опытом работы, безусловные профессионалы своего дела, к каждому материалу подходят индивидуально. В зависимости от сохранности негатива его реставрация занимает от двух–трёх недель до полутора месяцев. При этом используются спецрастворы, в которых на несколько дней замачивается плёнка, полировка и много других методов восстановления киноматериалов.

Печать копии с отреставрированного негатива мы начинаем с того, что вначале делаем пробные ролики — берём часть фильма, и в разных режимах печатаем ее. Как правило, таких роликов бывает от одного до пяти. Затем эти части приходят в наш офис; здесь на телеустановке мы их отсматриваем и выбираем тот режим, в котором будем печатать всю копию. Выбрав режим, мы передаем этот ролик в Госфильмофонд, и там по этому образцу начинают печатать для нас копию. Иногда попытки напечатать копию в выбранном режиме не дают того результата, к которому мы стремимся, и приходится печатать вторую копию, а бывали случаи, когда и по три копии печатали. После достижения желаемого результата начинается перевод изображения в цифровой формат. Тут начинается условный второй этап реставрации — стопроцентная цветокоррекция полученной кинокопии. К этому этапу работы, в особенности что касается известных фильмов, мы стараемся привлекать самих авторов картины — неоценимую помощь при этом нам оказывают операторы, художники или постановщики старых лент. Оператор помнит, какой план здесь должен быть по цвету, и мы занимаемся цветокоррекцией, основываясь на его собственных оригинальных решениях. Если в минуте, как это бывает, скажем, у Данелии, до 20 склеек, то 20 планов в минуту мы должны откорректировать. Конечный результат зависит от многих факторов. Но главный из них — это умение людей, которые работают на телеустановках.

После получения копии в цифровом видеоформате мы приступаем к покадровой цифровой реставрации изображения. Этот последний и самый заметный из всех этапов работы по восстановлению фильма основан на современных компьютерных технологиях. Разработанная нашими специалистами технология позволяет устранять многие дефекты кинопленки, не нанося ущерба изображению. Весь процесс происходит у нас на глазах, но всё равно это как сказка. Для меня каждый раз это как эффект разорвавшейся бомбы — настолько велика разница между первоначальным состоянием исходного материала и результатом работы художников-реставраторов. И это фильмы, которые знаю уже наизусть, цитирую до запятой, и, казалось бы, ничем они удивить уже не могут. Высшей оценкой нашей работы считаю слова благодарности авторов фильмов, которые приходят и говорят: «Ребята, мы не ожидали, что наш фильм может быть таким!».

То, что я сейчас рассказываю, это «литература», а на самом деле реставрация художественного фильма — это организационно сложный, тяжёлый, финансово ёмкий процесс. Мы всеми силами стараемся восстановить то, что еще не потеряно. Нам важно показать людям, что и наши фильмы могут соответствовать мировым стандартам качества. И если на сегодняшний день многие еще не понимают разницу между фильмом, прошедшим нашу реставрацию и тем же фильмом, показанным по ТВ, или выпущенным другой компаний без какого–то ни было ремастеринга, то постепенно, и я в этом уверен, чаша весов будет склоняться в нашу сторону.

Проходит ли в рядах вашей студии подготовка к грядущему празднованию 60-летней годовщины Великой Победы?

На годовщины завершения Великой Отечественной войны мы всегда обращали свое внимание — и к 50–летию, и к 55–летию мы выпускали отдельные коллекционные блоки, тогда еще на VНS. В прошлом году уже на DVD к 9 мая мы выпустили фильм «Освобождение», в текущем редакторском плане всегда находятся фильмы, относящиеся к военной тематике — такие, как «Летят журавли», «Баллада о солдате» и другие. Перед выпуском «Освобождения» была проведена глубокая реставрация исходных материалов, которая позволила первоначально выпустить этот фильм без покадровой реставрации. В дальнейшем мы планируем вернуться к этому фильму и отреставрировать его окончательно, сделать идеальную картинку. Сложность работы над киноэпопеей заключалась в том, что ряд отечественных фильмов, и «Освобождение» в том числе, снимался на 70–миллиметровую пленку, а телеустановок по переводу этого формата на видео в нашей стране не сохранилось. Каширование и печать 35–миллиметровой копии было осуществлено Госфильмофондом по заказу «Мосфильма». Для нас такая работа была бы непосильной с финансовой точки зрения. По всем остальным пунктам производства DVD мы приложили к выпуску этой картины все имеющиеся в нашем распоряжении силы.

Может быть, расскажете немного подробнее о работе над какой–нибудь картиной из вашего военного каталога?

Особой строкой я могу отметить фильм «Офицеры», который недавно мы представили в нашей DVD–коллекции. Для нас каждый фильм имеет не только свою историю создания, но и свою историю реставрации, и «Офицеры» в этом случае один из показательных примеров. По рейтингам продаж этот фильм всегда был одним из ведущих. И поэтому отношение к реставрации этого фильма было особенным мы с самого начала подходили к нему с большим трепетом.

Хороших исходных материалов фильма практически не сохранилось. Те позитивные копии, которые нам удалось посмотреть, были в ужасном состоянии и не пригодны для реставрации. Никаких контратипов, никаких промпозитивов не было, остался только один единственный негатив. Мы печатали с него копию, причём печать этой копии с самого начала контролировалась нашими людьми. Обычно мы доверяем профессионализму и опыту работников Фонда, но с этим фильмом ошибки мы не могли допустить даже возможной, поэтому контролировали весь процесс с повышенным вниманием. Телеперегон также занял больше времени, чем обычно. Скажу честно, мы придирались к каждому плану, который вызывал у нас сомнения.

После этого с огромной тщательностью мы приступили к покадровой реставрации. В секунде видеоизображения — 25 кадров, и каждый такой кадр 90–минутного фильма наши художники-реставраторы пропускают через свои руки. По возможности они убирают все дефекты, и в этой работе главный принцип, которым мы всегда руководствовались, это — «не навреди». Удаление некоторых дефектов может сказаться на восприятии картинки в большей степени, чем их аккуратное фильтрование.

Иногда какие–то из дефектов мы намеренно не трогаем, чтобы не навредить самому фильму. Что касается «Офицеров», то там был целый ряд подобных проблем, с которыми мы постарались справиться в максимально возможном объёме. Например, очень тяжело убирать с изображения многорядные царапины, которые остаются от киноаппаратов. Одна соринка, попавшая в такой аппарат, может прочертить царапину длиной в десять кадров, а то и больше. Эта царапинка тонкая, и теоретически ее убрать можно, но тогда на ее месте возникает инородная полоса, превышающая по объему сам дефект, что в свою очередь отрицательно влияет на восприятие изображения. В таких случаях стопроцентное удаление дефекта нежелательно.

Или, скажем, тяжело убирать крупные дефекты на быстрых планах, и в «Офицерах» один такой фрагмент как раз есть. Идет ручная съемка, камера в руках оператора дрожит, при этом она быстро проходит под самолетом, — внизу брусчатка, мелкоячеистая фактура, и вот именно на этом плане на негативе мы обнаруживаем огромные пятна от фотопроявителя! Стопроцентно убрать их теоретически можно, но при этом пропадет естественность изображения. Если вы будете смотреть этот фильм, обратите внимание на этот план: пятна остались, окончательно убрать мы их не смогли — мы убрали процентов 80 этого дефекта, сделали его практически незаметным для восприятия, но при этом не нарушили гармонию самого кадра.

На «Офицерах» были и другие дефекты, которые очень тяжелы для покадровой компьютерной реставрации — это рваные кадры. Склейки в нашем кино зачастую делались очень небрежно. В тех же «Офицерах» или в «Освобождение» многие эти склейки очень неровные. Переход с плана на план происходит через скачок, через разрыв, через движение, которого в идеале быть не должно. Если в кинотеатрах на это обращается меньшее внимание, то на оборудовании для перевода изображения с кино на видеопленку эти склейки, к сожалению, очень хорошо видны. И в «Офицерах» это присутствовало в очень больших количествах, практически каждая склейка сопровождалась рывком изображения, а иногда и вовсе его уходом в сторону; стопроцентный эффект при реставрации подобных дефектов не всегда достижим. Не судите нас строго: если увидите такую склейку на экране, значит, наши люди сделали все возможное, чтобы сгладить этот дефект до минимума, дальнейшая работа привела бы только к ухудшению самого изображения.

В некоторых случаях встречаются рваные исходные материалы. Это хорошо, когда рваный кадр один, но когда их два, когда таких кадров пять подряд? Рваное изображение идет через пять кадров — оторван целый кусок пленки и потом приклеен скотчем. Этот скотч надо убрать, разрыв заретушировать, и в этом смысле труд наших художников просто бесценен. Чтобы сделать максимально незаметными такие дефекты, нужно обладать определенными человеческими качествами, я считаю, принципиальным отношением к тому делу, которым занимаешься. Ведь по сути можно отнестись к такому материалу формально, но ценность нашей команды в том, что в таких случаях они не считаются со своим собственным временем, со своими выгодами, а добиваются результата, который был бы оптимален для каждой конкретной ситуации. Иной раз для того, чтобы восстановить испорченные 15 секунд фильма, реставраторам требуется до двух недель работы. Кропотливая ежедневная работа с материалом привела нас к пониманию того, что восстанавливать чёрно–белые фильмы гораздо сложнее, чем цветные. Во-первых, это постоянная утомляемость глаз при работе только с двумя цветами на экране. Во-вторых, неправильное удаление какого-то дефекта гораздо более заметно на чёрно–белом изображении. Над «Офицерами» работа шла в течении двух с половиной месяцев и результатом, который вы можете увидеть на диске, мы гордимся. Однако, как над нами иногда подшучивают коллеги: «Совершенству нет предела».

А как вы реставрируете звуковые дорожки старых классических фильмов?

Технология подготовки звука к реставрации очень похожа на подготовку изображения. Главное различие в том, что при работе со звуком мы реже проводим исходную реставрацию магнитных носителей, находящихся в Госфильмофонде. Поскольку покрытие пленки определёнными составами приводит к уменьшению частотного диапазона звуковой дорожки, что ухудшает ее восприятие.

В дальнейшем происходит реставрация фонограммы: по возможности убираются щелчки, трески и другие дефекты, появившиеся за время хранения фонограмм. Новую цифровую копию звукового сопровождения фильма «Крупный План» передает в Госфильмофонд — это играет важную роль в процессе сохранения истории нашего кинематографа в целом. На основе исходных материалов создается новый шестиканальный звук, благодаря которому фильм обретает современное звучание.

Со звуком работает звукорежиссёр Алексей Червяков. Как он относится к своей работе — относиться бы так к работе, что называется, всем нам! У него огромные фонотеки, часть из которых он создавал сам. В своей работе он руководствуется тем же самым подходом: не навреди. За основу берется исходная фонограмма и то изображение, которое ей соответствует. Например, если в кадре на втором плане проезжает «Запорожец 968–М»... Заметьте, я подчеркиваю — не просто 968, а 968–М, у них разная тональность звучания, он находит в своей фонотеке звук именно «Запорожца 968–М» и раскладывает его по каналам в направлении движения автомобиля. Если в кадре взлетает ТУ–134, то это будет звук взлетающего ТУ–134, но никак не «Боинга». Он насыщает оригинальный звук ленты, разводит его по каналам, делает более насыщенные шумы. Что касается «Офицеров», то звук — это от начала и до конца его работа. Поэтому если вы будете смотреть фильм и услышите стрельбу пулемета «Максим», можете быть уверены в том, что это звук стрельбы пулемета «Максим», а никак не «Дегтярева». Мы не переделываем исходный звук, не меняем его, а просто насыщаем и делаем более объемным, более приближенным к требованиям времени. Согласитесь, невозможно, имея дома плазменную панель и хорошую акустику, слушать монозвук.

Каким основным принципом в своей работе руководствуетесь лично Вы?

Не навреди. Это главный принцип. Зритель должен увидеть то произведение, которое задумывалось автором. Ни в коем случае нельзя внести туда ничего постороннего. Воссоздать? Да. По возможности привести к тому, с чего все начиналось? Да. Улучшить? Может быть, и что касается звука, особенно. Но только так, чтобы это не повлияло на восприятие произведения в целом. Мой основной принцип при работе с материалами старых отечественных лент — не навреди.

 

 




Вернуться назад






 Дискобол — товарный знак объединения «Крупный план». Это своего рода знак качества, гарантия того, что в Ваших руках оказался видеопродукт высокой пробы, поскольку копия сделана с мастер-записи, прошедшей полный цикл реставрационных работ »»»

Рубрики Режиссёры

Сайт Close-up. ru - официальный сайт объединения «Крупный план»

Официальный товарный знак объединения «Крупный план» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 2 апреля 2002 г.)

Официальный товарный знак «Дискобол» (зарегистрирован в Государственном Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ 28 июля 2003 г.)

119285, Москва, ул. Мосфильмовская, д. 1
Тел.: (499) 143-91-45, 143-97-61, факс: (495) 232-27-20

Контакты  Поиск по сайту